среда, 28 ноября 2012 г.

Цветовое кодирование

Два интересных эксперимента, которые объединяют графику и текст. 


1. 
Для меня всегда образы букв были связаны с цветом и текстурами. Буква «Н» мне представлялась зеленой, буква «А» желтой, «И» у меня была синяя, а «Э» — фиолетовая. Буквы отличаются у меня по оттенкам, насыщенности, а у буквы «С», например, цвета вообще нет, потому что она прозрачная, а «Ш» — темная и пушистая.

Лет в двадцать я узнала, что это явление знакомо не всем и очень удивилась: я думала, что это обычное дело и как-то связано с тем алфавитом, который ты видел в детстве и просто ассоциативным мышлением. А пару-тройку лет назад услышала о «cинестезии» — cпособности сочетать ощущения (цвет и символ, звук и цвет). Звуки я, кстати, тоже различаю, но не по цвету, скорее, а по свету (звук выше — светлее, ниже — темнее).

Не знаю уж, какой величины это достижение и есть ли в этом какой-то толк, но интерактивный проект на W-O-S, посвященный синестезии, меня очень порадовал. 

Кстати, еще мне в детстве нравилось ставить эксперименты по угадыванию цвета шашек или масти карт, которые ты держишь в руке и не видишь. Методика была такая: нужно сосредоточиться на ощущениях руки, и ты «увидишь» цвет (темный цвет он как-то что ли теплее, а светлый — холоднее). Научного объяснения у меня этому нет, но, похоже, это не такая уж и дичь.


2. 
В школьном сочинении по «Преступлению и наказанию» я написала, что у Достоевского все в этом романе желтое. И грязное. Не помню, чтобы с тех пор видела у какого-то произведения цвет. А в «Эсквайре» поставили эксперимент: выписали прилагательные с обозначением цвета из произведений и сделали цветовые портреты текстов. Вот бы еще генератор какой-нибудь, который бы мне позволил проверить все-таки Достоевского.





Комментариев нет:

Отправить комментарий